Является ли вера и мораль в казахском языке концепцией? Как казах понимает эти слова?

В казахском языке слово мораль означает человечность. Это значение морали связано с тем, что казахи являются мусульманами. Слово «человечество» происходит от веры.

Шилісу

Иман – это свет в сердце, а нравственность – его форма. Человечество – это художественное проявление человека, который верит в Аллаха. Не каждый мусульманин добродетельный человек. И не обязательно не верущий человек не гуманен. Это очень важно, когда наши предки описывают казахскую концепцию человечества словом «вера». Потому что между гуманностью и верой большая разница. Гуманность – это человеческая черта, которую могут иметь все люди.

Вера – это доброта, рожденная любовью Творца мира. То есть в каждой вере есть человечность, но вряд ли в каждой человечности есть вера. Поэтому в Казахстане гуманизм является очень значимым понятием, которое имеет более широкое философское трактование. Наши предки называли казахского имана основой своей личности и драгоценной частью своей совести. Вот почему наши предки предпочитали больше духовное развитие, чем гуманизм сам в себе. Слова наших предков свидетельствуют об этом: мое богатство – это жертва для моей души, моя душа – это жертва для моей совести.

Здесь наши предки под словом «совесть» подразумевают – веру. Отсюда и легенда: «Тот, у кого есть совесть, у того есть вера». Они называли человека, поступившего не по совести, предателем своей веры, а человека, у которого вообще не было совести, называли неверующим. Есть много таких фраз на казахском языке. Это признак того, что наши предки были искренне верующими мусульманами. То есть казахи определили понятие добра как слово веры, а злое слово было определено словом без веры. Говорили правда, и что наши предки поклонялись духам, мавзолеям святых, все это сказки и клеветой.

Есть уважение к духам, но нет поклонения. Некоторые из нынешнего поколения поклоняются духам, но это их вина. Это то, что исходит от религии. Иначе наши предки всегда проявляли верность своему Великому Другу (Улы Дос). Конечно, родившийся казахский ребенок гордо носил имя рода, а после смерти в семье успокаивали душу усопшего, стараясь подчиняться воле Великого Творца. В Коране этот Великий Друг говорит: «Выполни свои обещания, которые ты дал мне, и я выполню свои. И бойся только меня»(Бакара). Итак, наши предки свободно жили на бескрайних просторах степи, пытаясь выполнить это обещание Великому Другу, поклоняясь Единому Создателю и не поклоняясь никаким другим богам.

Шилісу

Не боится других создателей только этот человек, который поклоняется Аллаху и боится его. А тот, кто не боится Бога, непременно поклонится другим богам. Это так. Создатель создал защиту для себя, когда создал человека. Об этом свидетельствуют фразы на казахском языке «веры не осталось», «вера ушла от него», «вера содрогнулась», как они говорили о тех, кто боялся не того. То есть «если вы боитесь, вы должны бояться одного Бога, а сильный страх перед другим не характерен для верующего».

Иман – это свет в сердце, а нравственность – его форма. Человечество – это художественное проявление человека, который верит в Аллаха. Не каждый мусульманин добродетельный человек. И не обязательно не верущий человек не гуманен. Это очень важно, когда наши предки описывают казахскую концепцию человечества словом «вера». Потому что между гуманностью и верой большая разница. Гуманность – это человеческая черта, которую могут иметь все люди.

Вера – это доброта, рожденная любовью Творца мира. То есть в каждой вере есть человечность, но вряд ли в каждой человечности есть вера. Поэтому в Казахстане гуманизм является очень значимым понятием, которое имеет более широкое философское трактование. Наши предки называли казахского имана основой своей личности и драгоценной частью своей совести. Вот почему наши предки предпочитали больше духовное развитие, чем гуманизм сам в себе. Слова наших предков свидетельствуют об этом: мое богатство – это жертва для моей души, моя душа – это жертва для моей совести.

Здесь наши предки под словом «совесть» подразумевают – веру. Отсюда и легенда: «Тот, у кого есть совесть, у того есть вера». Они называли человека, поступившего не по совести, предателем своей веры, а человека, у которого вообще не было совести, называли неверующим. Есть много таких фраз на казахском языке. Это признак того, что наши предки были искренне верующими мусульманами. То есть казахи определили понятие добра как слово веры, а злое слово было определено словом без веры. Говорили правда, и что наши предки поклонялись духам, мавзолеям святых, все это сказки и клеветой.

Есть уважение к духам, но нет поклонения. Некоторые из нынешнего поколения поклоняются духам, но это их вина. Это то, что исходит от религии. Иначе наши предки всегда проявляли верность своему Великому Другу (Улы Дос). Конечно, родившийся казахский ребенок гордо носил имя рода, а после смерти в семье успокаивали душу усопшего, стараясь подчиняться воле Великого Творца. В Коране этот Великий Друг говорит: «Выполни свои обещания, которые ты дал мне, и я выполню свои. И бойся только меня»(Бакара). Итак, наши предки свободно жили на бескрайних просторах степи, пытаясь выполнить это обещание Великому Другу, поклоняясь Единому Создателю и не поклоняясь никаким другим богам.

Не боится других создателей только этот человек, который поклоняется Аллаху и боится его. А тот, кто не боится Бога, непременно поклонится другим богам. Это так. Создатель создал защиту для себя, когда создал человека. Об этом свидетельствуют фразы на казахском языке «веры не осталось», «вера ушла от него», «вера содрогнулась», как они говорили о тех, кто боялся не того. То есть «если вы боитесь, вы должны бояться одного Бога, а сильный страх перед другим не характерен для верующего».

Оставьте комментарий